пресс-релиз
31.05.2017

Максим Протасов дал интервью РИА Новости

Российский потребитель сегодня боится четырех вещей в продуктах: нитратов, ГМО, пальмового масла и антибиотиков. Однако, по словам главы Роскачества Максима Протасова, эти опасения абсолютно необоснованны. На что на самом деле нужно обращать внимание при выборе продуктов, как купить правильную икру и сколько производителей сегодня спекулируют знаком ГОСТ на упаковке, эксперт рассказал в интервью РИА Новости. Беседовала Эльвира Муравицкая.

AK1_4946.jpg

— Роскачество существует почти два года, но для некоторых наших сограждан все еще остается тайной, чем на самом деле вы занимаетесь и за кого играете — государство, бизнес?

— Мы в первую очередь играем за потребителя, Роскачество — это потребительский навигатор, "домашний доктор", который может открыто и подробно рассказать гражданам страны правду о любом товаре. Для этого мы проводим испытания всех товаров, представленных на потребительском рынке, выявляем отраслевые проблемы и предлагаем пути решения. Роскачество формирует класс профессиональных потребителей, которые точно понимают, что они покупают, что едят, что носят, что более полезно, а что — менее. И это — наша главная функция.

—  Каков бюджет Роскачества и хватает ли вам этих денег?

— Государство выделяет на финансирование деятельности Роскачества около 250 миллионов рублей в год, и мы работаем в рамках этого бюджета — проводим 52 веерных исследования, по одному в неделю. Наши коллеги за рубежом, конечно, успевают больше, проверяют до пяти категорий в неделю, но у них и бюджеты солиднее.

— И сколько товаров сегодня уже получили ваше одобрение — государственный Знак качества? 

— С начала работы мы опубликовали результаты 50 исследований, по результатам вручили сто Знаков качества. Возможно, это немного, учитывая, что в среднем супермаркете минимум 3,5 тысячи товаров, но лучших товаров — настоящих супергероев — и не может быть много. При этом Знак качества — это реальный инструмент для смещения потребительского спроса в пользу лучших отечественных товаров. О том, как стимулировать спрос на такие товары, мы, кстати, расскажем на сессиях экономического форума в Санкт-Петербурге, но уже сейчас могу сказать, что, по данным производителей, рост продаж товаров со Знаком качества составляет 35%, по данным торговых сетей — более 40%.

шоколад2.jpg

 —  При этом, если судить по результатам ваших исследований, чаще всего в них фигурируют российские товары. Это случайность или умысел?

 — В этом вопросе мы должны быть абсолютно объективны и давать потребителю информацию обо всех товарах вне зависимости от страны их происхождения. Если какое-либо исследование не охватило все основные бренды, представленные в федеральных и региональных торговых сетях, то это наша оплошность и мы готовы ее исправлять. Как граждане страны, мы, безусловно, рады, если лучший товар произведен именно в России, и мы готовы прилагать все усилия для его продвижения и на внутреннем, и на внешних рынках.

— Это, кстати, одна из задач, поставленная правительством России перед Роскачеством — создание стимула для увеличения продаж продукции российского производства на внешнем рынке. Как ведется работа в этом направлении?

— Для развития экспортного потенциала мы заключили соглашение с РЭЦ, который в качестве приоритетных товаров для продвижения на зарубежных рынках принимает товары с государственным Знаком качества. При его содействии высококачественные товары российского производства уже поступают на китайский рынок, и я думаю, что эта работа будет только продолжаться.

— Если говорить о каких-то общих тенденциях, что сегодня в большей степени удается российским производителям и каких сферах мы пока отстаем?

- Если говорить о наших национальных товарах, то безусловным лидером стал масложировой сектор: 54% исследованных нами торговых марок подсолнечного масла — повышенного качества. Аналогичная ситуация с мукой, гречкой, рисом. В этих категориях доля качественных и высококачественных товаров превышает 80%. Исследования макарон показали, что российские товары из твердых сортов пшеницы могут конкурировать с лучшими итальянскими марками.

Если говорить о непищевых категориях, в России сформирована сильная швейная промышленность именно в части качества обработки поступающих материалов. То есть та продукция легпрома, которая пошита в России, пошита отлично. В чем есть явные проблемы — это в поступающих тканях, их качество оставляет желать лучшего. Исследования показали большую долю фальсификата, когда потребитель платит за натуральные материалы, а получает синтетику.

— А что вы делаете, когда находите фальсификат или подделку?

— Самое главное — информируем всех участников рынка. Мы всегда представляем обезличенные результаты исследований отраслевым экспертам, лучшим в своей области. Нам важно мнение бизнеса, технологов, аналитиков, которые подтверждают — да, такая ситуация на нашем рынке может быть, такие проблемы и отклонения, к сожалению, возможны.

Хотя наши коллеги из аналогичных Роскачеству международных институтов в вопросе открытости перед производителями и торговыми операторами нас не всегда поддерживают. Своим единственным судьей они считают потребителя и сразу публикуют результаты исследований. У них мгновенно работает рыночный механизм — одобренный товар сразу растет в продажах, а товар с нарушениями теряет востребованность и исчезает с полок. Но у наших коллег, существующих много десятилетий, уже сформирован высокий уровень лояльности и доверия населения, например, в той же Германии он сравним с уровнем доверия к парламенту. Нам же, так как мы находимся на этапе становления, важно продемонстрировать как можно большую открытость. После проведения исследований, но до оглашения результатов, мы обязательно сообщаем производителю и торговым сетям о результатах испытания их товаров, а также где они были приобретены и как исследовались.

—  Даете им шанс оправдаться?

— Скорее, исправиться. Потому что потребителю не нужны оправдания, ему важно, чтобы риска обмана его ожиданий больше не было. И для нас очень важно, что более 15% производителей, получивших за последний год информацию от Роскачества, уже сообщили нам о проведенных корректирующих мероприятиях — изменении рецептуры, оборудования, замены маркировки. Ведь основным источником тех проблем, которые мы выявляем в товарах, являются три фактора: удешевление себестоимости, ошибки маркировки — умышленные или неумышленные, и фактор культуры производства — оборудования или персонала.

  — Сколько времени вы даете производителю на исправление — как часто вы проводите повторные исследования?

  — Повторные исследования всей категории того или иного товара будем проводить через 2-3 года. Для исправления — времени более чем достаточно. Но есть и еще один вариант — когда производитель сообщает, что недочеты устранены. Тогда мы закупим образец по стандартной процедуре Роскачества — неизвестно когда, в каком регионе и в какой торговой точке — и вновь исследуем уже "новый" образец в аккредитованных лабораториях. В соответствии с результатами, товар перейдет в новую категорию или останется в черном списке.

 — Вы говорите, что перед публикацией предупреждаете производителей, но тем не менее скандалы случаются. Некоторые представители бизнеса, как это было, например, с производителем вин "Золотая балка", грозятся подать на вас в суд. Часты ли такие случаи и чем они обычно заканчиваются?

— Такое случается настолько редко, что, с учетом опыта становления аналогичных институтов за рубежом, мы сами удивлены. За полтора года мы выявили около 700 товаров с нарушениями, а получили лишь 8 несогласий и претензий от производителей. И половина из них в последующем сообщили Роскачеству, что все-таки нашли ошибку в своем производственном процессе, которая привела к нарушению. Поэтому считанные единицы организаций остались убежденными в нашей необъективности к их товару. Это объяснимо: признать ошибку человеку вообще сложно, но я уверен, что и эти несколько предприятий провели внутреннюю работу и улучшили качество своей продукции.

— А претензии предъявляют в основном российские производители или зарубежные?

— Зарубежные привыкли доверять исследованиям подобных структур у себя на родине и поэтому доверяют результатам и быстро реагируют. Более того, например, представительство Zara после нашего исследования вывело из продажи все товары с нарушениями, руководство компании заявило, что в течение нескольких месяцев внесет изменения в маркировку и повысит качество. То же самое произошло в "Декатлоне" и целом ряде других предприятий, которые заботятся и о своем имидже, и о своем потребителе.

— Одно из наиболее частых нарушений, которое вы выявляете, это несоответствие ГОСТу. Насколько часто производители таким образом вводят в заблуждение потребителя? И насколько сегодня необходима запущенная Росстандартом процедура Национальной системы сертификации, проверяющая товары на соответствие ГОСТам?

— Авторитет термина "ГОСТ" сегодня в России очень высок, поэтому нанесение его на упаковку всегда способствует улучшению продаж. По данным наших исследований, около 40% товаров в маркировке имеют ГОСТ, при этом треть товаров, "сделанных по ГОСТу", ему не соответствуют. Поэтому созданная Росстандартом Национальная система сертификации (НСС) — правильная и своевременная инициатива. Сейчас прорабатывается вопрос интеграции товаров с российским Знаком качества в НСС по упрощенной процедуре, чтобы не проходить повторные проверки.

фото2.jpg

 — Хорошо, к ГОСТам теперь будем относиться с настороженностью. А чего еще следует опасаться? В России пока четыре главных страха — антибиотики, нитраты, пальмовое масло и ГМО. Есть, чем дополнить этот список, или, может, наоборот — в чем-то разубедить?

 — ГМО бояться точно не стоит, наша страна в этом плане, как принято говорить, чистая от ГМО, генную модификацию мы не выявляли ни в одном продукте. История с пальмовым маслом — тоже не повальная. В сливочном масле, например, меньше 10% товаров содержат растительные жиры и называться сливочным маслом не могут. В случае, например, со сгущенкой история интересней — когда мы анонсировали всероссийское исследование еще в прошлом году, представители отрасли говорили нам, что в 40% брендов мы найдем пресловутую "пальму". В итоге — растительных жиров не нашли вовсе, а в четверти случаев производители добавляли в продукт крахмал в качестве загустителя, но это, согласитесь, не тот уровень фальсификации. Еще бытует миф, что вся рыба накачана полифосфатами. Но как мы выяснили, больше этой проблемы на нашем рынке нет. Такой же распространенный потребительский страх, что курицу обрабатывают хлором. Мы исследовали всю категорию, выявили определенные проблемы, но это точно не проблемы хлора или инжектирования влагоудерживающими веществами, об этом потребитель может забыть. Также не подтверждены мифы о нитратах в овощах или сальмонелле в яйцах — для каких-то стран этот страх оправдан, но, к счастью, не для России.

— А какие проблемы выявили? 

— Есть ряд системных проблем, которые сейчас активно пытаемся решить, чтобы изменить ситуацию на рынке. Например, в области технического регулирования, когда обязательные требования либо недокручены, либо перекручены, но от этого страдает или потребитель, или сам бизнес. К примеру, при исследовании обуви для детей мы выяснили, что ни одна пара ясельной обуви в нашей стране не соответствует требованиям безопасности по весу — все образцы были слишком тяжелыми. То есть вся детская обувь находилась на рынке незаконно. Очевидно, что технический регламент устарел и не отвечает современным технологиям производства. Роскачество эту проблему выявило, сделало ее публичной и инициировало изменения в техрегламент.

Или, как выяснилось при исследовании верхней одежды, производителей пуховиков ставят перед выбором — или выпускать продукцию, соответствующую обязательным требованиям, или идти на компромисс с качеством. При соблюдении такого, на наш взгляд, избыточного показателя, как способность курток "дышать", снижаются потребительские характеристики — может лезть пух. И таких проблем в регулировании немало, но могу точно сказать — совместными усилиями мы их решим.

Кроме того, выяснилось, что для обнаружения каких-то проблем в России недостаточно методик. К примеру, у нас довольно долго существовала проблема видовой подмены рыбы. Аттестованные методики позволяют выявить подмену на уровне рыба или не рыба, но не отвечают на вопрос — какая? Точность метода достаточно низкая, и доказать что-то производителям или торговым сетям долгое время было невозможно. Мы же впервые широко применили международную методику ДНК-секвенирования. Оказалось, что в 30% случаев треска оказывалась минтаем, и мы продемонстрировали это всем участникам рынка — и с нами не спорили. Сейчас мы проводим повторные исследования рыбной категории и уже видим, что ситуация существенно изменилась.

фото3.jpg

 —  Как же тогда вести себя покупателям сегодня в магазине, чтобы свести к минимуму риск приобрести фальсификат, подделку или стать жертвой обмана производителя?

 — В первую очередь — обращать внимание на маркировку. Если вы хотите купить настоящее сгущенное молоко — следите, чтобы на упаковке было написано "сгущенное молоко цельное с сахаром", а не мифическая "сгущенка" или "варенка". При этом сгущенное молоко, к сожалению, из списка немногочисленных примеров, где на международном уровне закреплены идентификационные признаки товара.

Например, йодированная соль, произведенная по ГОСТу, содержит уровень йода, который действительно содействует ликвидации йододефицита, в то время как соль, произведенная по техническим условиям (ТУ), может содержать йод в гомеопатических дозах. В обоих случаях на маркировке будет написано "йодированная соль" и это не нарушение действующего законодательства. Но корректно ли это по отношению к потребителям? В случае с квасом по ТУ — зачастую это газированная вода со вкусом кваса, а шоколад — зачастую кондитерская плитка и так далее.

При этом изначально технические условия вводились, чтобы производитель мог создать уникальный продукт, сделать его лучше стандартного. Технические условия сейчас не раскрываются, потому что это коммерческая тайна производителя. Однако сейчас мы получили такую ситуацию, когда технические условия стали инструментом снижения себестоимости продукции. И мы пытаемся эту проблему решить.

— Каким образом?

— Путей решения два. Первый — создание четкого списка наименований и идентификационных признаков продуктов, которым они должны соответствовать. То есть на уровне обязательных документов дать определение, что такое квас или другой товар. Ведь шоколад, содержащий 95% заменителей какао-масла и только 5% какао-масла, но называющийся шоколадом, потому что произведен по ТУ, — это неправильно.

Второй путь — вопрос раскрытия основных компонентов рецептуры и требований в ТУ хотя бы на сайтах производителей, чтобы хоть где-то можно было понять, что имел в виду данный производитель, называя продукт шоколадом или квасом.

— А если говорить об отраслях, то в каких категориях продуктов сегодня стоит быть особенно внимательными?

— Особенно внимательными стоит быть с продукцией, которая требует особых условий хранения. Причем мы наблюдаем интересную закономерность, когда сам потребитель из-за своих предубеждений формирует рынок. Например, рекомендуемая температура хранения рыбной продукции по ГОСТу, в частности, для красной икры — до минус 6 градусов. Но потребитель уверен, что это какая-то ненатуральная замороженная икра и не готов ее доставать из морозильников. В итоге торговые сети не могут продать эту якобы замороженную икру. Тогда производители, выполняя требования торговых операторов, делают икру по ТУ, устанавливая плюсовые условия хранения. Круг замыкается. При этом у нас в России сегодня очень остро стоит проблема так называемой холодной цепочки, когда в процессе перевозки товара от предприятия до магазина товар может испортиться из-за сбоя температурного режима. И производитель будет в этом совершенно не виноват. Поэтому эксперты Роскачества, приходя в магазин, оценивают температуру хранения, чтобы снизить риски хотя бы на одном участке, а после проведения всех испытаний сообщают о точках закупок товара участникам рынка.

Мы уже видим, что производитель и торговый оператор начали налаживать более эффективное взаимодействие для устранения всех рисков на пути движения товара, требующего особых условий хранения.

—  Как в этой ситуации вести себя потребителю?

— Как я уже говорил, нам важно сделать россиян образованными потребителями, поэтому мы всегда готовим инструкции — как выбирать и как хранить. Важно смотреть на датчик температуры на холодильниках в магазинах и понимать, что рост бактерий в молочной, рыбной, мясной продукции — следствие неправильного хранения. 

— А как потребитель сегодня может связаться с вами?

— Через социальные сети или наш портал. Мы стараемся очень быстро реагировать на предложения, критику, давать какие-то комментарии. В будущем у нас будет формироваться общественный наблюдательный совет — мощнейший канал связи с лидерами мнений. В будущем планируем запустить и кол-центр.


Поделиться в соцсетях:


Читайте также

поиск
Подписаться на новости